apuhtin18 (apuhtin18) wrote,
apuhtin18
apuhtin18

Мифы о происхождении Украины и украинцев. Миф 2. Польское имя: Украина



У народов, стремящихся сохранить свое прошлое, название страны всегда отражает историю его происхождения и вековые традиции, переходящие из поколение в поколение. На что же в этом смысле претендует государство Украина?

Массой исторических документов давно уже доказано, что это слово произошло от «окраины» русских и польских земель. Но украинские державотворцы с этим категорически не согласны. По их версии, это придумали малограмотные великороссы для унижения великой украинской нации, а слово «Украина» состоит из слова «кра», означающего степь, и слова «ина» — страна. Следовательно, Украина – это «степная страна». Самые «свидомые» вообще считают, что оно означает «княжество», а термин "Оукраина" является самоназванием территории.

И все-таки: как и когда появилось слово "Украина"?

"Оукраинами", "украинами", "украйнами" на Руси с 12 по 17 века именовали различные пограничные земли. Так, в 1187 году упоминается переяславская "оукраина", в 1189 галицкая "оукраина", в 1271 псковские "украины", в 1571 татарские «украины», «казанская украина" и украинные люди. В 16 веке документы говорят об "украинской службе", а в 17 веке упоминаются «украйные городы дикого поля" и словом «украйна» стали обозначать земли Среднего Поднепровья.

В польских источниках также упоминаются пограничные "места и местечки украинные", "украина киевская", "ляхове оукраиняне", "паны воеводы и старосты украинные".

Как в русских, так и в польских именованиях не было никакого этнического оттенка. Это понятие было чисто топонимическое, указывающее географическое положение местности. То есть слово «украина» в качестве нарицательного, в значении пограничья, было известно и в русском, и в польском языках и использовалось в них издавна.

После Люблинской унии 1569 года с включением Киевского и Брацлавского воеводств в состав коронных польских земель они стали новым польским пограничьем и породили новое обобщенное название как «Украины». Это название не стало официальным, но, укрепившись в употреблении польской шляхты, стало проникать и в делопроизводство. К середине 17 века словом "украинцы" поляки стали называть польских шляхтичей на Украине. Так коронный гетман Потоцкий в 1651 называет их "панове украинцы".

Несмотря на политическое разделение народа Руси, его этническое единство продолжало сохраняться, что не устраивало власти Речи Посполитой. Поляки решают предпринять меры по разделению единства Руси на понятийном уровне, папский посланник Антонио Поссевино предлагает в 1581 году назвать юго-западные русские земли «Украиной».

Новый топоним начинает внедряться в делопроизводство и постепенно в документообороте вместо понятия «Русь» появляется «Украина». Так из чисто географического понятия этот термин приобретает политическое значение, и польские власти через казачью старшину, получившую в основном польское образование и стремящуюся стать новой шляхтой, стараются внедрить это понятие в народные массы. Малорусский народ категорически отвергает навязываемую идентичность, и после Переяславской Рады «украинская» терминология в этническом смысле выходит из употребления.

Она остается в географическом понимании, так, слово "украинцы" распространяется на служилых людей Слободской Украйны, а с 1765 года Харьковская губерния даже носила имя Слободская Украинская губерния. В этот период слово "украинцы" употребляется в отношении малороссийского казачества, то есть"украинцами" стали именовать казаков, воинских людей различных окраин Малороссии.

Но польская концепция замены Руси на «Украину» не умерла и доходит до логического конца в 19 веке. Польский писатель граф Ян Потоцкий в пропагандистских целях издает в Париже в 1796 году книгу «Историко-географические фрагменты о Скифии, Сарматии и славянах» с изложением выдуманной концепции об отдельным украинском народе, имеющим совершенно самостоятельное происхождение.

Развил эти маргинальные идеи другой польский историк, Тадеуш Чацкий, написавший в 1801 псевдонаучный труд «О названии «Украина» и зарождении казачества», в котором выводил украинцев уже от придуманной им орды укров, якобы переселившихся в VII веке из-за Волги. На основе этих опусов появилась особая «украинская» школа польских писателей и ученых, продвигавших дальше выдуманную концепцию. Об украх потом как-то забыли и вспомнили о них только через двести с лишним лет, уже во времена Ющенко.

Свежую кровь в эту доктрину влил поляк Францишек Духинский. Свои бредовые идеи об «избранности» польского и родственного ему «украинского» народа он пытался облечь в форму научной системы и доказывал, что русские (москали) никакие не славяне, а потомки татар, и что имя «Русь» украдено москалями у украинцев, которые единственные имеют право на него. Так родилась живущая до сих пор легенда о нехороших москалях, укравших имя Русь.

Однако все эти польские потуги не воспринимаются обществом, и слово "украинцы" в литературных и политических произведениях до середины 19 века продолжает употребляться в прежних значениях

Маргинальные идеи Потоцкого и Чацкого нашли поддержку и у части южнорусской интеллигенции, основавшей в Киеве во главе с Костомаровым Кирилло-Мефодиевское братство. Последний предложил свою концепцию существования двух русских народностей – великорусской и украинской, но впоследствии пересмотрел ее и отмечал, что "Украина значила вообще всякую окраину и это слово не имело этнографического смысла, а только географический".

В целом слово "украинцы" как этноним ни в интеллигентской, ни в крестьянской среде широкого хождения в это время не получило. Примечательно, что один из наиболее радикально настроенных участников "Братства", Тарас Шевченко, никогда словом "украинцы" не пользовался.

До логического завершения все это позже попытался довести профессор Лембергского (Львовского) университета Грушевский, возглавивший в 1895 году «Товарищество имени Шевченко» и решивший на австрийские деньги доказать существование самостоятельного «украинского народа». В своем псевдонаучном труде «История Украины-Руси», вызывавший лишь смех в академических кругах, он вводит в историографию Древней Руси понятия "украинцы", "украинские племена" и "украинский народ", а ученый мир того времени, «достойно» оценивший его вклад в историографию, назвал его «научным ничтожеством».

В своей политической деятельности Грушевский и его единомышленники начали активное использование слова «Украина» только в начале 20 века в еженедельнике "Украинский вестник", выходившего в 1906 г. в Петербурге, и журнале "Украинская жизнь", выходившего в 1912-1917 годах в Москве.

Их усилиями распространяется литература об угнетении «украинцев» москалями, в книгах и документах слова «Малороссия» и «Южная Русь» заменяются термином "Украина" и вбрасывается уже подзабытая легенда о похищении "москалями" у малороссов имени "Русь", которые с тех пор остались как бы без имени и им пришлось искать другое название.

После Февральской революции при поддержке российских либералов слово "украинцы" постепенно стало приобретать повсеместное хождение сначала в географическом смысле, а затем и в этническом. Как самостоятельный этнос слово "украинцы" на официальном уровне было узаконено только большевиками, и в паспорте появилась национальность «украинец», а в Галиции это произошло только 1939 году по воле так нелюбимого ими диктатора Сталина.

Итак, исконность понятия «украина» — это миф, сознательно внедренный поляками в малорусскую среду с целью раскола русского единства. Древнее имя территории нынешней Украины до 17 века было Русь (Черная, Червонная или Малая), и эти названия использовались всеми этническими, сословно-профессиональными и конфессиональными группами, жившими здесь. Заняв место исчезнувшей малорусской элиты, польская шляхта сознательно навязала понятие «Украина» вместо естественных и исторических понятий Русь и Малая Русь, а слово "украинцы" (от обозначения пограничных служилых людей Московского государства) приобрело значение отдельного украинского этноса.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 1 comment