apuhtin18 (apuhtin18) wrote,
apuhtin18
apuhtin18

Как Донбасс и Украина обменивались пленными. Часть 3

                                 З. Обмен пленными в прифронтовой зоне

             Колонна автобусов с пленными проезжала по городам Донбасса, которые выглядели как-то понуро и невзрачно,  дороги разбиты, на улицах людей практически нет, а на лицах редких прохожих какая-то отрешенность. За Артемовском на окраине села появились признаки войны, брошенные дома с закрытыми пленкой или деревянными щитами окнами, с проломленными снарядами крышами и иссеченными осколками стенами. Вокруг ни одного человека, полное запустение и понимание, что люди отсюда ушли, возможно, навсегда.

             Примерно к 11 часам мы были уже на месте, у дороги за посадкой показалась асфальтированная площадка, у обочины стояло с десяток автомобилей, несколько БТР и бронеавтомобилей. На площадке стояло три палатки, как оказалось потом для  украинских пленных, на площадке стояло человек двадцать украинских военных с автоматами, они издали присматривали за нами.  Вокруг была тишина, но с противоположной стороны низины были видны окопы и опорные пункты украинской армии, что говорило о близости фронта.


            Мы могли выйти из автобусов, к нам никто не подходил, Геращенко продолжала развлекаться, фотографировала нас и себя, куда-то звонила и что-то бурно выясняла у военных. Время шло, никаких действий по обмену не предпринималось, что-то не срослось, обмен задерживался и было непонятно чем все это закончится.

           Так продолжалось примерно до 15 часов, наконец, началось какое-то движение. Военные принесли два термоса с чаем для своих пленных, загрузили в машину и уехали.  Геращенко привела толпу журналистов, я насчитал 27 телекамер, которые начали готовиться к торжественной встрече украинских пленных.

           Позже Дарья Морозова рассказала, что стороны никак не могли договориться о порядке передачи пленных. В итоге она взяла ответственность на себя и без всяких условий решила отдать примерно 15 украинских пленных, их посадили в два автобуса и повезли на украинскую сторону.

           Всего этого мы не знали, увидели только как подъехали автобусы, Геращенко начала бегать у автобусов, снимать на мобильник и отдавать команды телевизионщикам. Из автобусов вышли пленные, вид у них был какой-то непрезентабельный. Пленных долго держали у автобусов и вели съемку со всех ракурсов, потом увели в палатку, проверили по списку и угостили чаем.

          Вместе с пленными приехали переговорщики со стороны ДНР и ЛНР Дарья Морозова и Ольга Кобцева, кто-то из наших увидел в автобусах и двух военных с автоматами.  Меня это несколько удивило, на переговоры принято ездить без оружия во избежание всяких неожиданностей. Позже я спросил у Дарьи, так ли это было. Она подтвердила, что решение о передаче части пленных было принято спонтанно и с ней действительно были два бойца из ополчения вооруженные автоматами. Но еще больше удивило меня то, что у них были с собой гранаты и в случае попытки их захвата они были готовы подорвать  себя. Так что обмен мог принять и такой неожиданный оборот.

            Уполномоченные проверили списки передаваемых пленных и уточнили кто идет на обмен в ДНР или ЛНР, но мы оставались на месте, хотя уже начало смеркаться. Наконец, колонна автобусов выдвинулась к линии фронта, впереди шли машины ОБСЕ, Красного креста и охраны.

            По разбитой дороге мы двинулись к пункту обмена, по обочинам стояли указатели «осторожно миры» и все съезды с дороги были заблокированы. Километра через три мы подъехали к украинскому пропускному пункту, стояло несколько вагончиков и небольшое кафе для проезжающих, это был пункт пропуска «Зайцево».

        Необычно выглядели деревья в посадке у дороги, все верхушки были как бы подрезаны пулеметными и автоматными очередями, с мест среза уже выросли молодые побеги, что говорило о серьезных боях двухлетней давности в момент стабилизации линии фронта.

          Украинский пропускной пункт проехали без остановки, примерно через  километр опорный пункт украинской армии, небольшие окопы и несколько солдат, проехали также не останавливаясь. Еще через километр  увидели флаг ДНР, в автобусах раздалось громкое  «ура», это был опорный пункт армии ДНР, наконец-то мы были у своих. Здесь были оборудованы  окопы полного профиля, блиндажи, рядом были видны воронки от разрывов снарядов. Опорные пункты сторон серьезно отличались, украинская сторона как-то не готовится к  наступлению ополчения.

        Через несколько сотен метров показался пункт обмена ДНР, там стояли два ржавых автозака, в которых привезли  украинских пленных, они стояли строем перед ними. Вид у них был какой-то унылый, особой радости в их глазах я не видел. Перед ними опять отплясывала «гномик», со всеми обнималась, снимала на мобильник и командовала украинскими телевизионщиками.

           Представители ДНР предложили тем, кто не согласен на обмен, вернуться обратно на Украину.  Несколько человек согласились и покинули автобусы. На улице уже стемнело, к нам подошли журналисты ДНР и России и начали брать интервью. Мой знакомый киевлянин на вопрос. что он хочет, ответил «хочу вернуться в Киев на танке», чем развеселил журналистов.


          Обмен наконец-то состоялся и мы были на свободе. Сам процесс обмена выглядел несколько странно, пленные, как правило, передаются одновременно  с двух сторон. Ничего этого не было, у меня сложилось впечатление, что все происходило спонтанно, стороны изменяли условия уже в процессе обмена и действовали по ситуации.

           По дороге в Донецк в темноте въехали в Горловку. Окраины города были разрушены, встречались обгоревшие дома с заколоченными окнами и проломами от снарядов в стенах и крышах, отголоски войны были налицо. Миновав окраины мы увидели многоэтажные  дома, во многих окнах горел свет, на улицах изредка были видны люди. Как-то смотрелось неестественно, рядом война и разрушения, а в нескольких сотнях метров живут люди и занимаются своими делами.

             Проехав еще несколько небольших городов, в которых следов войны нигде не было видно, мы оказались в Донецке, где нас размесили в пункте перемещенных лиц в центре города.

           По результатам обмена нас передали ДНР и ЛНР без каких либо документов, подписанных с двух сторон, по причине неопределенности нашего статуса. Пленные могут быть только при ведении военных действий, а Украина никаких военных действий не признает, поэтому, по всей видимости, было принято решение не поднимать этот вопрос и просто одних людей обменять на других.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 1 comment