April 20th, 2018

Узник киевского режима. Часть I



Нормальный человек, столкнувшись с тюремной действительностью, испытывает колоссальный шок. Со временем ко всему привыкаешь и, став частью этого специфичного сообщества, невольно вливаешься в его жизнь. Так произошло и со мной. За мои политические убеждения украинское "правосудие" изолировало меня от общества, и на три года упрятало в Харьковское СИЗО.

События весны 2014 года в Киеве всколыхнули всю страну, начались массовые протесты против путчистов и правоохранительная система естественно вмешалась в этот процесс. Умиротворение протестующих первоначально проходило довольно цивилизованными методами. Милиция, поддерживающая взгляды большинства харьковчан, лояльно относилась к протестующим и не мешала им выражать свой протест.

Collapse )

Узник киевского режима. Часть II




Система подавления любого инакомыслия на Украине с весны 2014 раскручивалась все сильней и мое дело оказалось знаковым в Харькове. Власти решили публично наказать меня и бросили всю мощь репрессивного аппарата на поиск несуществующих доказательств моей вины.

За время следствия, а продолжалось оно девять месяцев, работали по моему делу пять следственных органов и за неимением доказательств никак не могли предъявить мне обвинение. Умудренный опытом следователь как-то сказал мне, что они уже готовы закрыть мое уголовное дело, но действующая власть никогда не позволит это сделать.

Collapse )

Узник киевского режима. Часть III




Арестовали меня второй раз в конце декабря 2014, как раз под Новый Год. Предновогодняя суета не помешала прокурорам проводить следственные действия со мной практически каждый день. Очень спешили, в январе заканчивался срок следствия и им хотелось как можно быстрее передать дело в суд и с гордостью отчитаться об успешной работе по разоблачению главного «террориста» Харькова.

Срочно потребовались новые свидетели, так как главный свидетель обвинения на допросах без прокурора начал «сомневаться» в своих показаниях. В тюрьму начали привозить для опознания и очных ставок со мной лжесвидетелей из числа активных «майдаунов». Меня ставили в шеренгу с остриженными и в наколках уголовниками и снимали опознание на видеокамеру.

Collapse )