apuhtin18 (apuhtin18) wrote,
apuhtin18
apuhtin18

Categories:

Почему Россия проигрывает на «украинском фронте»



Все, что происходит сейчас на Украине, вызывает много вопросов о том, почему из части когда-то единой страны допустили формирование русофобского государства и почему Россия на этой территории так бездарно проиграла в геополитическом противостоянии со США. Если посмотреть на позицию России по отношению к Украине, начиная с 1991 года, то можно отметить две четких тенденции: невмешательство в украинские политические процессы и способствование становлению украинской олигархии, сестры-близнеца олигархии российской.

В 90-е этому способствовали объективные процессы, в России строился грабительский капитализм, формировались стремящиеся на Запад классы, осваивавшие «жизненное пространство» для расширения своего бизнеса. В среде российской элиты никто не «заморачивался» интересами государства и единства русской цивилизации, все решали только свои шкурные вопросы.

Украина для российской элиты была плацдармом для совместного накопления капитала, на котором был лакомый актив – «труба», ставший кормушкой для всех, кто успел к ней вовремя пристроиться. Вся политика по отношению к Украине крутилась вокруг «трубы». Она была священной дойной коровой, которая должна была жить при любой украинской власти и приносить доход. «Отжать» ее по разным причинам не получилось, и пришлось все время договариваться с правящей на Украиной олигархией о совместном «доении».

Российское государство было слабым, в Чечне шла война, в российских городах регулярно совершались теракты, руководству России было не до Украины. Российская олигархия пользовался этим и все вопросы решала по взаимовыгодной договоренности со своими украинскими «собратьями» по классу. Со стороны России никакой политической деятельности на Украине не велось, считалось, что там наши люди, которые будут проводить пророссийскую политику. На том этапе всех это устраивало.

Украинский правящий класс мыслил по-другому, он изначально взял в союзники украинских националистов, ориентировался на Запад и, попав под влияние политических и экономических элит Запада, начал строить из Украины анти-Россию, используя в свою очередь Россию как «дойную корову».

С приходом в России нового президента ничего не изменилось, все продолжалось по отработанной схеме. Роль «трубы» еще больше возросла, цены на нефть и газ резко подскочили, она стала для России стратегическим объектом, от которого зависела наполняемость госбюджета. На Украине были еще ряд активов, принципиально важных для российского ВПК, таких, как производство двигателей для крылатых ракет, вертолетов и кораблей ВМФ России, к тому же там находилась военно-морская база в Севастополе.

Неучастие России на политическом поле Украины продолжилось, все было отдано на откуп украинским элитам, а они, создав для отвода глаз как бы пророссийскую Партию регионов, усиливали дрейф в сторону Запада. Пассивность России на политическом поле Украины была «оценена» Западом, он заполнил эту нишу и, воспитав новое поколение русофобских элит, организовал первую попытку переворота в 2004 году.

Россия продолжала занимать пассивную позицию и практически самоустранилась от участия в урегулировании украинского кризиса. Запад «урегулировал» его в своих интересах и посадил на правление своего ставленника Ющенко.

При его правлении под руководством США всему населению Украины начала навязываться русофобская идеология, из России стал формироваться образ врага. Несмотря на это, российское руководство продолжало политику невмешательства, все вопросы на Украине решал главный по «трубе» и одновременно посол Черномырдин, для которого основным был «газовый» вопрос, все остальное было второстепенным.

При его участии газовые проблемы удавалось решать путем сговора с украинским правящим классом и олигархами, таким же путем продлили договор об аренде военно-морской базы в Севастополе. Тем не менее, отношения с Украиной продолжали ухудшаться, России пришлось разворачивать строительство на своей территории предприятий по производству критических комплектующих для оборонного комплекса, а для сохранения транзита газа в Европу пришлось строить обходной газопровод «Северный поток» (первый).

Со временем Черномырдина на посту посла и смотрящего по «трубе» сменил отправленный в ссылку за провал монетизации льгот в России Зурабов, который, помимо этой ответственной миссии, решал свои бизнес-вопросы с тогда еще политиком среднего звена Порошенко.

Вернувшийся во власть в 2010 году как бы пророссийский Янукович продолжил дрейф в сторону Запада с еще большим ускорением и решил подписать в октябре 2013 году ассоциацию с Евросоюзом. Россия наконец проснулась и в августе начала вводить экономические санкции против Украины. Это напугало украинские власти и они приостановили подписание ассоциации, что послужило спусковым крючком для организованного США в феврале 2014 года государственного переворота, приведшего к власти националистические и русофобские украинские элиты.

Россия, как и в 2004 году, не предпринимала никаких активных действий по предотвращению переворота, посол Зурабов спокойно наблюдал все это в Киеве, направленный из Москвы спецпредставитель из числа второстепенных чиновников Лукин ничего не решал и только ждал соответствующих указаний.


Большинство окружения Януковича предало его и поддержало путчистов, Янукович с остатками своей команды бежал в Харьков. Здесь был подготовлен съезд депутатов Юго-востока. Будучи делегатом съезда, я был удивлен серьезным представительством России: на нем присутствовали губернаторы всех приграничных областей России и руководители комитетов по делам СНГ Госдумы и Совета Федерации.

Видно было, что российское руководство решило с запозданием вмешаться и поддержать «своего» Януковича. Но он оказался трусом, сбежал и из Харькова, на съезде не появился. После провала съезда России ничего не оставалось, как заняться возвращением Крыма, что быстро и неожиданно для Запада было сделано.

Переворот в Киеве большинство населения Украины не поддержало, и протестная его часть была сосредоточена в основном на Юго-востоке. Она являлась носителем русской цивилизационной идентичности и готова была отстаивать свой русский цивилизационный выбор вместе с Россией. На Юго-востоке начались локальные протесты, переросшее в мирное народное восстание против путчистов практически во всех городах — от Одессы до Харькова. При этом ни в одном регионе, кроме Луганска, народ не взялся за оружие, это были мирные протесты. Местная власть, принадлежавшая во всех регионах Партии регионов, нигде не поддержала народные протесты и предала своих избирателей.

Массовый подъем населения на Юго-востоке и стремление вернуться в Россию не были поддержаны и российским руководством. Россия на Юго-востоке не предприняла никаких активных действий, посчитала достаточным возвращение только стратегически важного Крыма.

В попытке вписаться в народный протест российским руководством с запозданием был запущен проект «Малороссия», направленный не на формирование на Юго-востоке анклава, отстаивающего русскую идентичность, а всего лишь на создание формы давления на украинскую власть и их американских кураторов, и он, естественно, почил в бозе.

Не поддержанный элитой внутри Украины и извне Россией протест, как любой неорганизованный народный бунт, был обречен на поражение. На волне такого народного подъема многое было возможно, но момент был упущен. В среде украинских элит у Россия не было союзников, но была поддержка миллионов людей, стремящихся к единству с Россией.

Реализована была только инициатива одной из российских групп влияния, направившей вооруженный отряд Стрелкова в Славянск, который организовал там вооруженное сопротивление путчистам.

Россия оказалась не готовой к серьезным действиям на Украине, для этого, по всей видимости, были и объективные причины. Россия пыталась уйти от войны на своей границе, не завершено было перевооружение российской армии, не закончено строительство обходных газопроводов вокруг Украины, не развернуто производство критически важных для оборонного комплекса России комплектующих, поставляемых из Украины, Запад мог также создать проблемы и с системой международных валютных расчетов.

Как бы там ни было, Россия в очередной раз вела себя пассивно, отдав инициативу Западу. США сформировали на Украине русофобскую власть, отодвинув в сторону лидеров переворота и поставив во главе Порошенко. Россия признала выборы президента легитимными. Как стало потом известно, на позицию российского руководства серьезно повлиял посол на Украине Зурабов, имевший тесные бизнес-связи с Порошенко. На такое решение мог повлиять и приезд в мае 2014 года в Москву председателя ОБСЕ Буркхальтера, по всей видимости, уполномоченного Западом предостеречь президента России от активных действий на Украине.

Все в совокупности привело к полному провалу российской политики на украинском направлении, Украину возглавили откровенные русофобы, попытки договориться с Порошенко ни к чему не привели, на Донбассе была развязана гражданская война, и очень быстро Украина превратилась в нацистское государство.

Миссия Стрелкова в Славянске оказалась никому не нужной, ему пришлось покинуть восставший город и уйти на Донбасс, потянув за собой украинские войска и расширив территорию военного конфликта. Донбасс не был готов к военному противостоянию с украинской армией, его никто всерьез и не собирался защищать. Летом 2014 украинские войска практически отрезали восставшие республики друг от друга и от границы с Россией, после этого они были обречены.

В случае зачистки Донбасса Россия потерпела бы геостратегическое поражение, поэтому, как ни уходили от войны, косвенно пришлось вмешаться. Была оказана поддержка ополчению, подул «северный ветер», украинская армия попала в ряд «котлов» и была практически разгромлена. Все ожидали по крайней мере освобождения Юго-востока, но это не состоялось, была дана команда остановиться, и начались Минские переговоры.

Россия не решилась на продолжение победоносного наступления ополчения Донбасса, разгром украинской армии нужен был только для принуждения Порошенко к миру. Не исключено, что была и договоренность с Западом о разведении сторон на достигнутых рубежах и выработке условий возвращения Донбасса в Украину. На этом этапе Россия продемонстрировала, что ее жизненные интересы заканчиваются на Крыме, а по остальной Украине можно и надо договариваться.

Минские соглашения были подписаны на условиях прекращения активной фазы войны и предоставления особого статуса Донбассу в составе Украины. Соглашения сторонами не выполняются и не могут быть выполнены, война продолжается в вялотекущей форме, санкции в отношении России введены и с каждым годом только усиливаются. На Украине укрепляется нацистский русофобский режим, Россия никак не влияет на политические процессы на Украине, украинская пропаганда делает успехи, убеждая все большее количество населения в «агрессивных» намерениях России, и никаких вариантов мирного урегулирования кризиса не просматривается.

Пассивная политика России в отношении Украины и стремление невзирая ни на что договариваться с продажной украинской элитой принесла неутешительные результаты, на границе построено русофобское нацистское государство как плацдарм Запада для давления на Россию, все украинские элиты настроены враждебно по отношению к России, основная часть населения с русской идентичностью оккупирована нацистской властью и не имеет сил для освобождения.

Там остались в оккупации миллионы русских по духу людей, которые не потеряли своей идентичности, но в условиях террора не могут и слова сказать против власти. Разговоры, что там все бандеровцы, — досужие домыслы, последние соцопросы показали, что, несмотря на массированную украинскую пропаганду, положительно к России относится 57% населения Украины, а на Юго-востоке таких 75%, то есть подавляющее большинство. А это значит, что пассивная позиция России в отношении Украины и тезис о потере Украины навсегда ничем не обоснован и не может быть оправдан. К тому же колоссальный антирейтинг лидеров правящего режима говорит о том, что общество не приемлет эту власть. Но людям не на кого опереться, украинская элита их предала, а Россия играет пассивную роль, особенно по Донбассу. Проблема Украины сама собой не рассосется, ее все равно придется решать.

Что дальше?

Оставить все как есть Россия не может, слишком много проблем сейчас и в перспективе можно ожидать от такой Украины, этот гнойник все равно придется ликвидировать. Демократичным путем вернуть украинское общество и государство во вменяемое состояние уже невозможно, этого не дадут сделать украинские элиты и США.

Население Украины самостоятельно не в состоянии освободиться от нацистского режима; контрэлиты, способной заменить правящий режим, также нет, ее формирование в условиях жесткого террора сейчас невозможно и требует времени.

Российское руководство после провала Минских соглашений взяло тайм-аут и пока никаких шагов не предпринимает, ждет результатов выборов на Украине, там и так понятно, что любой кандидат в президенты будет проамериканским.

Есть только один плацдарм на территории Украины, с которого может начаться освобождение Украины. Это Донбасс. По всей видимости, оттуда и начнется формирование будущей власти Украины, и в зависимости от сложившихся обстоятельств на Украине и в противостоянии между Россией и США будут предприниматься конкретные действия по освобождению Украины.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 24 comments