apuhtin18 (apuhtin18) wrote,
apuhtin18
apuhtin18

Category:

Харьковское сражение. Февраль-март 1943 года. Освобождение и сдача Харькова



Первые две попытки освобождения Харькова (январь 1942 и май 1942) закончились провалом и «барвенковским котлом». После разгрома немцем под Сталинградом немецкие войска откатывались на запад, не оказывая серьезного сопротивления. На эйфории побед советское руководство решило, что немецким войскам нанесено сокрушительное поражение и они не представляют уже серьезной опасности. Ставка посчитала, что советские войска в состоянии проводить серьезные наступательные операции стратегического масштаба и решило в третий раз осуществить навязчивую идею разгромить противника в районе Харькова и выйти к Днепру, окружив и ликвидировав южную группировку немцев, прижав их к Азовскому и Черному морям.

Планы и состояние сил противоборствующих сторон

Фактически прогнозы советского командования были далеки от реальности, немецкие войска еще не утратили свою мощь, немецкое командование владело ситуацией и рассматривало варианты остановки наступления советских войск и нанесения по ним контрудара.

Командующий группой армий «Дон» (позднее «Юг») Манштейн видел основную опасность в возможности отсечения южной группы войск от Днепра до Азовского моря и считал, что надо усилить харьковскую группировку и отвести южную группировку на новый оборонительный рубеж по реке Миус.


Харьковское сражение. Февраль-март 1943 года. Освобождение и сдача Харькова


Сталин утвердил 23 января предложенный Генштабом план проведения операций «Звезда» и «Скачок». Операция «Звезда» проводилась силами левого крыла Воронежского фронта под командованием Голикова при взаимодействии с 6-й армией Юго-Западного фронта под командованием Ватутина и предусматривала нанесение массированного танкового удара в направлении Харькова и далее Запорожья с целью освобождения харьковского промышленного района и создания благоприятных возможностей для наступления на Донбасс.

Операция «Скачок» проводилась силами Юго-Западного фронта и предусматривала окружение и уничтожение немецких войск в междуречье Северского Донца и Днепра, освобождение Донбасса, выход к Днепру в районе Запорожья и ликвидация южной немецкой группировки.

Главный удар наносили войска Воронежского фронта силами 38-й, 60-й и 40-й армии и 18-го отдельного стрелкового корпуса. На левом фланге с ними взаимодействовала 6-я армия Юго-Западного фронта, усиленная 3-й танковой армией Рыбалко, 6-м кавалерийским корпусом, тремя стрелковыми дивизиями и другими соединениями и частями из резерва ВГК. Общей задачей операции было овладение Курском, Белгородом, прорыв танковых и кавалерийских соединений в тыл харьковской группировки врага и её окружение. Планировалось продвижение Воронежского фронта примерно на 150 км с последующим наступлением на Полтаву.

Войскам Воронежского фронта противостояли немецкая 2-я армия (7 пехотных дивизий против советских 38-й и 60-й армий) и армейская группа «Ланц». Советские войска, наступавшие на Харьков, насчитывали до 200 тысяч человек, противостояла им немецкая армейская группа «Ланц» численностью до 40 тысяч человек, чем достигалось значительное превосходство над противником, особенно почти троекратным в танках.

При этом советское командование не придало должного значения информации, что 40-й, 48-й и 57-й немецкие танковые корпуса не разгромлены и что под Харьков из Франции переброшен свежий танковый корпус СС под командованием обергруппенфюрера Хауссера, состоящий из элитных танковых дивизий «Лейбштандарт Адольф Гитлер», «Мертвая голова» и «Рейх».

Начало операций «Звезда» и «Скачок»

Первой началась 29 января 1943 года операция «Скачок» наступлением 6-й армии против правого крыла армейской группы «Ланц» в районе Купянска. К 6 февраля была форсирована река Оскол и войска вышли правым флангом на реку Северский Донца, были взяты Купянск, Изюм и Балаклея и 6-я армия продвинулась на 127 километров.

Операция «Звезда» началась 2 февраля наступлением войск Воронежского фронта, с востока на Харьков наступала 3-я танковая армия (2 танковых корпуса, 5 стрелковых дивизий, 2 танковые бригады, 2 кавалерийские дивизии), с северо-востока – 69-я армия (4 стрелковые дивизии) и 40-я армия (1 танковый корпус, 6 стрелковых дивизий, 3 танковые бригады) наступала через Белгород. Севернее 38-я армия наступала на Обоянь, а 60-я армия на Курск.

Войска 40-й и 60-й армии к 9 февраля взяли Курск и Белгород и устремилась с севера на Харьков, с востока через Волчанск к городу прорывалась 69-я армия, с юго-востока, к Харькову двигалась 3-я танковая армия Рыбалко во взаимодействии с 6-м кавалерийским корпусом. Однако продвижение на Харьков 3-й танковой армии было остановлено 5 февраля в 45 км восточнее Харькова танково-гренадерской дивизией СС «Рейх».



Артиллерия немцев на улицах города


Войска Воронежского и Юго-Западного фронтов получили распоряжение, не принимая во внимание тыловое обеспечение пробиваться через боевые порядки отступающего противника и выйти на Днепр до наступления весенней распутицы. Выполнение такого распоряжения зачастую приводило к трагическим последствиям. Так, у села Малиновка на восточном берегу Северского Донца в бой была брошена стрелковая часть без поддержки танков и артиллерии. Немцы артиллерийским огнем прижали ее к земле и не дали возможности продвигаться вперед и отступать. В 20-й градусный мороз более тысячи бойцов просто замерзло в окопах с оружием в руках и их не смогли спасти. После поддержки танков Северский Донец все-таки форсировали и 10 февраля овладели Чугуевом.

Освобождение Харькова

Советские войска продолжали развивать наступление, обходя Харьков с севера и юга. В целом 40-я армия проводила операцию на окружение Харькова, наступая с севера и одновременно обходили его с северо-запада и запада. Нащупав слабое место в обороне немцев ее прорвали с юга, в прорыв был введен никем не сдерживаемый 6-й кавалерийский корпус.



Ланц перегруппировал свои соединения для обороны Харькова с востока и северо-востока, приказал частям дивизии «Рейх» отойти на западный берег Северского Донца и создал подвижную группу для контрудара по прорвавшемуся в обход Харькова 6-му кавалерийскому корпусу.



Над Харьковом нависла реальная угроза сдачи. Гитлер издал приказ, запрещающий сдачу города и 6 февраля лично прилетел в Запорожье и потребовал от генерал-фельдмаршала Манштейна усиления мер по обороне Харькова.

Манштейн совершенно иначе оценивал обстановку на этом участке фронта. Он объективно считал, что Харьков удержать невозможно, надо на юге отводить войска на новую линию обороны по реке Миус, дать советским войскам продвинуться на запад и юго-запад как можно дальше, нанести им удар во фланг и уничтожить. Он с трудом убедил Гитлера в своей правоте и тот одобрил «план Манштейна».

К югу и юго-востоку от Харькова войска 3-й танковой армии получили задачу за¬хвата исходных позиций для штурма города. Соединения 3-й танковой армии 11 февраля вели бои на восточных подступах к городу, 6-му кавалерийскому кор¬пусу была поставлена задача образовать заслон к западу от города с перехватом дорог, ведущих из Харькова на запад и юго-запад.

Ввод в бой 12 февраля 5-го танкового корпуса Кравченко значительно ускорил наступление 40-й армии и уже 13 февраля ее части освободили Дергачи и вошли в предместья Харькова. В обширную брешь ворвался корпус генерала Кравченко и быстро достиг района Ольшан, к севе¬ро-западу от Харькова. К 14 февраля передовые отряды корпуса уже достигли района Люботина и Богодухова, глубоко обойдя Харьков. Корпус продолжал наступление и 23 февраля освободил Ахтырку, наиболее дальнюю точку на западе.



Два советских фронта продолжали успешное наступление, все дальше продолжая залазить в подготовленный Манштейном «мешок». Советская разведка не сработала и не выявила грозящую войскам опасность. К середине февраля немецкое командование окончательно убедилось, что основной удар советских войск ведется в направлении на Запорожье через брешь между 1-й танковой армией на юге и группой Ланца на севере с целью захвата переправ на Днепре. Немецкие войска закончили подготовку к реализации «плана Манштейна» и готовы были нанести удар во фланг.

Ланц пытался разгромить 6-й кавалерийский корпус южнее Харькова, но активность 40-й армии Москаленко не позволила ему ликвидировать угрозу обхода правого фланга армейской группы. Пока на улицах Харькова шли тяжелейшие бои, значительная часть дивизии «Рейх» продолжала вести бои против 6-го кавалерийского корпуса к югу от города. Продвижение кавалерийского корпуса наконец было остановлено в районе Новой Водолаги и 13 февраля кавалерийский корпус был выбит из этого района.

Обстановка в Харькове к полудню 14 февраля для немцев стала критической, окружение города было практически завершено. Группы советских танков прорвали оборонительные порядки с севера, северо-запада и юго-востока и вышли на окраины города. Путь снабжения Харьков — Полтава простреливала советская артиллерия. 15 февраля войска советских 3-й танковой армии, 40-й и 69-й армий (в общей сложности – 8 танковых бригад, 13 стрелковых дивизий) начали штурм Харькова с трёх направлений. Советским войскам противостояли две немецкие дивизии СС – «Рейх» и «Адольф Гитлер». В кольце вокруг города оставался только один небольшой проход на юго-востоке.

Гитлер продолжал настаивать на удержании Харькова. Под угрозой окружения командующий танковым корпусом СС Хауссер, не склонный участвовать в новом «Сталинграде», отдал приказ своим частям покинуть город, несмотря на категорический запрет Гитлера.

Остановить начавшийся отход было уже почти невозможно. Несмотря на приказ об удержании Харькова «до последнего человека», части корпуса Хауссера уходили из Харькова, осуществив прорыв на юго-запад. Танки проложили дорогу гренадерам, артиллерия, зенитки и саперы прикрывали фланги, обеспечив отход группировки в район реки Уды. К концу дня 15 февраля войска 40-й армии очи¬стили от противника юго-западную, западную и северо-¬западную части города. С востока и юго-востока в Харь¬ков входили части дивизий 3-й танковой армии. По воспоминаниям харьковчан, выживших в оккупации, советские войска входили в город измученные и уставшие, техники было мало, артиллерию тащили не только лошади, а даже волы.

Получив донесение о том, что танковый корпус СС не подчинился его приказу, Гитлер пришел в ярость. Через несколько дней командующий харьковской группой войск генерал Ланц был заменён генералом танковых войск Кемпфом и данная группа войск получила официальное название «Армейская группа Кемпф».

Контрудар Манштейна

В ставку Манштейна в Запорожье 18 февраля прилетел Гитлер. В результате двухдневных совещаний было принято решение отказаться от попыток вернуть Харьков. Гитлер дал Манштейну зеленый свет на осуществление операции на окружение советской 6-й армии и танковой группы Попова. Фюрер санкционировал значительное стратегическое отступление и согласился сдать восточную Донецкую область до самого Миуса.

Оперативная группа «Холлидт» с боями отступала от Северского Донца на менее протяженную Миусскую позицию, где должна была обеспечить непрерывный фронт. Соединения 1-й танковой армии под командованием генерала Макензена перебрасывались на Северский Донец для усиления северного крыла группы армий. С Нижнего Дона 4-я танковая армия Гота перебрасывалась на север на западному крылу группы армий «Дон» в район между Северским Донцом и излучиной Днепра. Манштейн готовил группировку войск для контрудара с целью исключения выхода советских войск к Днепру в районе Кременчуга, открывающего им дорогу до самого Крыма.



Сталин и высшее советское командование были убеждены в том, что армии Манштейна отступают по всему фронту и отход оперативной группы «Холлидт» от Северского Донца расценивался как прямое доказательство этого и ничто уже не сможет предотвратить немецкую катастрофу в междуречье Северского Донца и Днепра. Более того, все разведывательные данные указывали на то, что противник эвакуируется из района Северского Донца и отводит войска за Днепр.

Манштейн раскусил замысел Сталина с его рискованной операцией отсечения южной группировки вермахта и решил подыграть ему, создав иллюзию массового отступления и сосредоточив войска для флангового удара.

Между тем передовые части танковой группы Попова в результате рейда в Красноармейское перерезали железную дорогу Днепропетровск — Сталино и оказались примерно в шестидесяти километрах от Запорожья, угрожая промышленному сердцу Донецкого бассейна.

Манштейн 19 февраля отдает приказ 4-й танковой армии о контрнаступлении с целью уничтожения 6-й советской армии, наступавшей через Павлоград на Днепропетровск и армейской группе Кампф перекрыть пути продвижения советских войск к Днепру с севера через Красноград и Кременчуг. На рассвете 20 февраля части 1-го танкового корпуса СС и 48-го танкового корпуса переходят в наступление против войск Юго-Западного фронта и дивизия СС «Рейх» наносит глубокий удар во фланг 6-й советской армии.

При поддержке авиации танковые корпуса стремительно продвигаются вперед и 23 февраля части 1-го танкового корпуса СС и 48-го танкового корпуса соединяются в Павлограде и надежно окружают два танковых и один кавалерийский советские корпуса, которые шли на Днепропетровск и Запорожье.

Генерал Попов еще в ночь с 20 на 21 февраля запросил Ватутина санкцию на отход его танковой группы, но согласия не получил и теперь окруженные войска спасти не представлялось никакой возможности. Ватутин только 24 февраля наконец осознал всю меру заблуждения и понял замысел Манштейна, который дал возможность советским войскам двух фронтов ввязаться в сражения, остаться без резервов и только тогда нанес контрудар. Теперь Ватутин поспешно приказал группе армий приостановить наступление и перейти к обороне. Но было уже поздно, танковая группа Попова была полностью разбита, а 6-я армия находилась в отчаянном положении, крупные ее части были отсечены и окружены. Группа Попова попыталась прорваться на север, но у них осталось лишь несколько танков без топлива и боеприпасов, не было также артиллерии и немцы пресекли эту попытку.

Чтобы облегчить положение своих армий, Ватутин запросил Ставку интенсифицировать наступательные операции на южном участке фронта на Миусе. Но эти операции также закончились полным провалом, части 4-го механизированного корпуса, прорвавшие позиции немцев у Матвеева Кургана были окружены и почти полностью уничтожены или попали в плен, а части 8-го кавалерийского корпуса, прорвавшиеся за линию фронта, у Дебальцева также были окружены, разгромлены и попали в плен.

Передовые части немецких войск, подавляя последние очаги сопротивления в районе Красноармейского, 23 февраля широким фронтом, обтекая Барвенково, двинулись на север и запад и преследовали отступающие советские части. Инициатива окончательно перешла к немцам и советские войска не имели возможности установить новую линию обороны. 25 февраля дивизии «Рейх» и «Тотенкопф» в ходе ожесточённых боёв заняли Лозовую.

Стремительно наступая, танковый корпус Гота преследовал отступающие советские войска, их окружали и уничтожали до того, как они достигали Северского Донца. В результате прорыва советского фронта у немецкого командования появился шанс вновь овладеть рубежом по Северскому Донцу и зайти в тыл советской группировки в районе Харькова.

Вечером 28 февраля 40-й танковый корпус уже широким фронтом был в районе Северского Донца южнее Изюма, на позициях, которые оставил в январе во время зимнего наступления советских войск. Танковая группа Попова, мощное передовое соединение фронта, просто перестала существовать. Она оставила на поле брани между Красноармейским и Изюмом 251 танк, 125 противотанковых орудий, 73 тяжелых орудий и тысячи убитых.

Три дивизии танкового корпуса СС были перенацелены 28 февраля на действия против 3 ТА Рыбалко. Сходящимися ударами они взяли в клещи советскую группировку в треугольнике Кегичевка – Красноград – река Берестовая. В окружение попали 6-й кавалерийский корпус, 12-й и 15-й танковые корпуса, 111-я, 184-я, 219-я стрелковые дивизии численностью порядка 100 тысяч человек. Уже находясь в окружении, они получили приказ на отход и на рассвете 3 марта они пошли на прорыв на север в направлении Тарановки. Понеся тяжелые потери в людях и технике, часть войск вырвалась из окружения, оставшиеся 5 марта капитулировали. После выхода из окружения их отправили в тыл на переформирование, поскольку они понесли большие потери. Разгромив 3-ю танковую армию, немцы открыли себе путь на Харьков.

К 3 марта войска Юго-Западного фронта завершили отход на восточный берег реки Северский Донец, образовали прочный фронт на рубеже Балаклея – Красный Лиман и остановили наступательные действия противника.

За три недели боев советское командование понесло ужасающие потери, были практически разгромлены 6-я и 69-я советские армии, 3-я танковая армия и танковая группа Попова. Шесть танковых корпусов, десять стрелковых дивизий и полдюжины отдельных бригад были ликвидированы или понесли тяжелейшие потери. Это была фантастическая победа Манштейна. Самая большая угроза немецкому Восточному фронту с начала кампании в 1941 году и угроза полного уничтожения южной группировки были предотвращены. Были также ликвидированы последствия поражения немцев в Сталинграде.

Сдача Харькова

Самой заманчивой стратегической целью для немцев оставался Харьков и они решили ее реализовать. Немецкие войска начали наступление на Харьков 4 марта с южного направления. Против остатков 3-й танковой армии и 40-й и 69-й армий наступали танковый корпус СС Хауссера (3 дивизии) и 48-й танковый корпус (2 танковые и 1 моторизованная дивизии). Под натиском немцев советские войска начали 7 марта отход к Харькову. После разгрома ударной группы 3-й танковой армии танковый корпус СС Хауссера был нацелен на обход города с запада и 8 марта вышел на западную окраину.

Манштейн 9 марта отдал приказ взять Харьков. Дивизия «Лейбштандарт» должна была атаковать город с севера и северо-востока, дивизия «Рейх» — с запада. Дивизия «Тотенкопф» должна прикрывать сектор наступления от советских атак, угрожающих с северо-запада и с севера. Также была поставлена задача перерезать дорогу Харьков-Чугуев и не допустить поступление подкреплений.

По приказу Хауссера Харьков был блокирован с запада и севера дивизиями «Лейбштандарт» и «Рейх», которые начали с тяжелыми боями передвигаться к железнодорожному вокзалу для расчленения обороны города. Город решили брать не фронтальным наступлением, а отрезав защитников города от возможности получения подкреплений с севера и с востока. В Харькове 14 марта были окружены три стрелковых дивизии, 17-я бригада НКВД и две отдельных танковых бригады.

С 12 марта в городе начались ожесточенные уличные бои, продолжавшиеся четыре дня. Советские солдаты оказывали упорное сопротивление, особенно на перекрестках, встречая бронетехнику немцев противотанковыми ружьями. С крыш домов били снайперы, нанося тяжелые потери живой силе. К концу дня 13 марта в руках немецких войск находилось уже две трети города, главным образом северные кварталы, при этом сопротивление защитников городам не ослабевало.

В течение 15 марта бои в городе еще продолжались, Дивизия «Лейбштандарт» проводила зачистку города главным образом в его юго-восточных районах. Дивизия СС «Тотенкопф» ночью 14 марта прорвалась в Чугуев и, несмотря на активное сопротивление, 15 марта зачистила город.



Ватутин приказал 15 марта оставить Харьков, к этому времени гарнизон города был расчленен на две отдельные части. Руководивший обороной города генерал Белов принял решение пробиваться на юго-восток, между Змиёвым и Чугуевым. Прорыв был осуществлен в целом успешно, вырвавшись из города и пройдя с боями 30 километров, защитники форсировали Северский Донец и к 17 марта соединились с войсками фронта.

Генерал Хауссер, который четыре недели назад оставил город вопреки категорическому приказу Гитлера, выиграл эту битву за Харьков за шесть дней и снова его захватил. Это позволило танковому корпусу СС развернуться на север и начать наступление на Белгород, оборонять который было некому и он пал 18 марта. Отбить Белгород контратаками советские части не смогли и с 19 марта на всем фронте наступила пауза, связанная с весенней распутицей.

По результатам боев с 4 по 25 марта войска Воронежского фронта отступили на 100-150 км, что привело к образованию «курского выступа», где в июле 1943 года состоялось гигантское сражение. Третья попытка освобождения Харькова также закончилась трагично, город остался под немцами и разгром советских войск затмил их поражение под Сталинградом. Эта победа вернула войскам вермахта веру в собственные возможности, а советские войска теперь с тревогой ждали предстоящей летней кампании, наученные горьким опытом предыдущих сражений на этом участке фронта.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments